40-летие «кэмп-дэвидского сговора»: вспоминая Садата и Бегина